Бриколаж всем вдруг
картинка для статьи
Нина Рогова в роли Сюзанны и Сергей Синицын в роли Фигаро

«Безумный день, или Женитьба Фигаро». Спектакль Кемеровского театра для детей и молодежи по пьесе Пьера Бомарше. Постановка Ирины Латынниковой. Художник-постановщик Светлана Нестерова. Премьера состоялась 25 октября 2013 г.

Спектакль получился очень смешной, а в комедии это самое главное. К тому же речь идет об исторической комедии, от которой нас отделяет двести лет с изрядным гаком. Пьер Огюстен Карон де Бомарше, сын часовщика, талантливый делец и изворотливый сутяга, написал вторую часть своей трилогии о Фигаро в 1782 году. Впрочем, юмор некоторых счастливых авторов – Гоголя, Стерна, Бомарше – с веками не стареет. Чего нельзя сказать об их многочисленных коллегах, вплоть до таких знаменитостей, как Мольер и Шекспир.

Во второй части трилогии Фигаро уже не цирюльник, а домоправитель графа Альмавивы. Единственное напоминание в спектакле о его прошлом – большой фотопортрет графини, с которым носится влюбленный Керубино, – определенно с витрины провинциальной парикмахерской… Кстати говоря, в Музыкальном театре Кузбасса ныне с успехом идет мюзикл по третьей части трилогии – «Любовь всегда права» (в оригинале – «Преступная мать»). А в ноябре обещают и премьеру возобновленного после перерыва «Севильского цирюльника», так что кемеровская публика имеет возможность узнать всю биографию знаменитого шалопая.

В версии Театра для детей и молодежи комедия Бомарше не то чтобы осовременена, а скорее деликатно модернизирована. В том числе и в прямом смысле – здесь есть отсылки к стилистике, которая в России именуется модерном, а во Франции – ар деко. Мужчины одеты в смокинги, дамы – кто во что горазд, но с акцентами из «бель эпок». Единственное исключение – юный Керубино, который то предстает в костюме Тома Сойера, то переодевается в Бекки Тэтчер.

Все это вкупе создает пространство то ли классической оперетты, то ли раннего мюзикла. Тем более что пьеса Бомарше дает к тому поводы. Здесь даже не две пары влюбленных, как положено по опереточным канонам, а целых три, причем постоянно возникают новые перестановки и комбинации – у французов это называется бриколаж. Правда, постановщики почти не пользуются возможностями музыкальной драматургии. Акцент переносится на сложные игрища со стульями и кроватями и, разумеется, на актерскую игру. И надо отметить, что абсолютное большинство актеров справляется со своими ролями очень уверенно.

Замечательно хороша Сюзанна в исполнении Нины Роговой: обольстительная и чуточку вульгарная, именно то, что Бомарше прописал. По ходу действия за ней, невестой Фигаро, вовсю волочится граф Альмавива. Не знаю, случайно ли имя Сюзанна созвучно понятию «сюзеренитет», но право первой ночи, которым пользовались европейские феодалы, уже во времена Бомарше казалось нестерпимым анахронизмом; на этом и основана часть интриги. Задача Сюзанны – выпутаться из этого положения, не уронив девичьей чести и не утратив расположения хозяев. Задача актрисы – дать понять всю щекотливость ситуации и в то же время выдержать некоторую дистанцию между собой и героиней, ведь это все-таки комедия. Актриса храбро шагает по этому канату, не замечая пропастей по сторонам, и выходит победительницей.

Отдельная песня – Вероника Киселева в роли графини: пресмешная особа, внутри которой бушуют почти шекспировские страсти. Кто-то, не помню кто, приводит начало романа, написанного девятилетней девочкой: «Герцогиня Н. сошла с ума, когда узнала, что ее единственная дочь – незаконнорожденная». Вот эта детская непосредственность и пленяет в игре Киселевой: она и вполне себе графиня, породистая и с манерами, и девочка, которая изображает графинь, герцогинь и принцесс.

Граф Альмавива в исполнении Дениса Казанцева – человек, который не боится выглядеть смешно, но в силу занимаемого положения не может себе этого позволить. Причем речь тут даже не об авторитете сеньора и дворянской чести – сохранить бы чувство собственного достоинства… Что ж, нашим современникам такая трактовка, очевидно, понятней, а об исторической достоверности постановщики, кажется, не слишком заботились.

картинка для статьи
Федор Бодянский в роли медика Бартоло и Ольга Червова в роли Марселины

Антона Родионова также можно поздравить с дебютной ролью Керубино. Понятно, что ему, в силу возраста и внешних данных, и играть-то особо не нужно, можно изображать самого себя. Но у молодого актера есть повадка и апломб, видно комическое дарование, он умеет удержать внимание публики, а это уже залог успехов — нынешних и будущих.

Среди второстепенных ролей выделим еще престарелого медика Бартоло в исполнении Федора Бодянского. Уморительный и страшноватый герой его – как бы живой труп, пропитанный отмогильным зельем. Ход, конечно, простенький, но самые простые средства зачастую и самые действенные, медики не дадут соврать.

Ну и, наконец, Фигаро – Сергей Синицын. Это, конечно, никакой не плут, а просто хороший мальчик. В первом действии это даже кажется находкой: этакий простодушный интриган, волшебник-недоучка, у которого правая рука не знает, во что вступила левая нога. Впрочем, в первом действии актеру по большому счету нечего играть: здесь волшебника, как того пресловутого короля, играет свита. Но после антракта становится ясно, что актер попросту не в состоянии справиться с длинными монологами. Постановщики вышли из положения, сократив или вообще выкинув речи Фигаро (как заявил недавно по ТВ один религиозный лидер, «говоря о своих проблемах, я не буду их затрагивать»). Комедии это не испортило, но главный герой из спектакля как-то потихоньку выпал.

Кстати говоря, в первом действии были временами задействованы микрофоны; почему бы не воспользоваться этой находкой еще раз. Из финального монолога Фигаро при минимальной стилизации получилась бы речь политического лидера. И это было бы оправдано его миссией: Фигаро ведь у Бомарше главный идеолог, знаменующий нашествие третьего сословия, которое вот-вот устроит во Франции революцию.

Впрочем, второе действие в спектакле вообще решено в несколько иной стилистике, с развесистыми массовыми сценами в площадном вкусе: судья заикается, садовник вечно пьян, дамы и служанки щебечут и квохчут. Ничего страшного, но жаль чистоты линий, замечательной элегантности, предъявленной в действии первом.

Заявлена в спектакле и еще одна тема: всеобщий кризис идентичности накануне большого переворота. Когда никто не знает, сидеть ли ему, стоять ли ему, как жаловался современник Бомарше, поэт Гавриил Державин, назначенный императрицей в сенат на новую, никому не ведомую должность. В спектакле об этом говорят и смокинги – наряд, в котором джентльмена легко перепутать с официантом. И некоторые сцены, например, когда Фигаро в течение диалога сидит с рассеянно-благосклонным видом, а граф топчется перед ним, как докучный посетитель.

Но и эта тема как следует «не раскрыта», а жаль: из спектакля, приятного во всех отношениях, мог бы получиться спектакль выдающийся. А впрочем, будем благодарны и за то, что имеем. Все-таки не каждый год в Кемерове ставят истинно смешную комедию.

Источник: http://www.kuzbass85.ru/2013/10/28/brikolazh-vsem-vdrug/

СПЕЦИАЛЬНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

Два пригласительных для мэра
Делаете регулярно чекины, становитесь мэром. Пишете в соцсети директору театра Григорию Забавину о Вашем титуле мэра. И пригласительные Ваши.

Акции для зрителей
Список из восьми. ВНИМАНИЕ! Скидки на билеты - только в кассе театра

Два пригласительных просто за отзывы
Это хорошо когда есть отзывы на спектакли