«Быть гусыней — не хуже, чем Офелией»

Штраус О. «Быть гусыней — не хуже, чем Офелией» // Кузбасс. – 2012. – 11 февраля

В субботу в кемеровском театре для детей и молодежи состоится творческий вечер Вероники Киселевой. Спектаклем «Продавец дождя» здесь решено отметить 30-летие одной из ведущих актрис театра.

Тот, кто видел Веронику Киселеву на сцене, не забудет ее никогда: яркая характерность, запоминающаяся внешность, а главное – удивительная заразительность исходит от этой актрисы, кажется, даже помимо ее воли.

Помню, как впервые я увидела ее в спектакле «Новая квартира» по Гольдони. Костюмный, пестрый, осложненный плохой акустикой (спектакль идет в фойе театра), он, честно говоря, не особенно понравился. Кроме одного. Вероника Киселева нашла для своей героини броскую краску: легкое заикание. И к концу спектакля подобным образом «призаикивались», по-моему, уже все: и актеры, и зрители.

А ведь становиться актрисой она в юности вовсе не планировала! Умненькая девочка, которой легко давалась математика и черчение, хотела поступить в политех, стать специалистом по наземному транспорту, но… недобрала баллов на бюджетное отделение. И тогда вспомнила свое школьное увлечение самодеятельностью, КВНами и всем тем, что сейчас называет двумя словами: «любила сочинять». Поступила в Кемеровский университет культуры и искусств на специальность «режиссер театральных представлений и праздников». Но позанимавшись в лаборатории пластических импровизаций у режиссера Ирины Латынниковой, она однажды пришла к ней, на актерское, и попросила: «Возьмите меня к себе». И та взяла.

Сегодня Вероника Киселева называет себя баловнем судьбы. И потому, что занимается любимым делом. И потому, что работу после окончания вуза ей искать не пришлось: она одновременно была приглашена и в Кемеровский театр кукол, и на кафедру в родном университете – преподавать сценическое движение и актерское мастерство. А вскоре ее основным местом службы стал Кемеровский театр для детей и молодежи.

Сейчас уже трудно представить театр без участия Вероники Киселевой: в ее личной «репертуарной афише» более двадцати ролей. Но одной из самых

любимых она называет роль гувернантки Лизаветы Богдановны в спектакле «Месяц в деревне». Вот как оценивает ее театровед Наталья Прокопова:

«Без малого сорокалетняя и почти угасшая без мужской любви Лизавета Богдановна жадно внимает предложению доктора Шпигельского о замужестве, которое он излагает достаточно цинично. Эту сцену режиссер Латынникова строит на контрасте мужского и женского взглядов относительно заключения брака: романтизм Лизаветы Богдановны контрастирует с прагматичностью Шпигельского. Не дослушав нудного перечисления недостатков характера Шпигельского (а он считает необходимым их озвучить), Лизавета Богдановна уже готова сказать «да» и «прилипнуть» к нему. Ее отношение к доктору страстно-трепетное… Пластика актрисы В. Киселевой, построенная на мелких, рваных (не имеющих завершения) движениях, обусловлена паническим страхом Лизаветы Богдановны – не совпасть с желаниями Шпигельского. Сценическая игра актрисы наполнена множеством непрерывных микро-реакций и микро-действий. Наверное, в этом спектакле по разнообразию актерских оценок равных актрисе В.Киселевой нет. Не случайно исполнение роли Лизаветы Богдановны актрисой Вероникой Киселевой отмечено премией городского смотра-конкурса «Лучшая роль сезона» (номинация «Дебют»)».

Сочетание комического и трогательно-возвышенного – это вообще сложное сочетание, трудно поддающееся точному выражению. Тем не менее, именно такие характеры удаются Киселевой особенно. Я помню, как удивила меня ее работа в спектакле «Стеклянный зверинец», где молодая актриса (ей было тогда лет 26-27) играла 50-летнюю мамашу главной героини.

Аманда в исполнении Вероники Киселевой — это женщина до мозга костей, рожденная пленять и кокетничать. Увы, дочь удалась не в нее! Никогда, никогда не добиться той такого успеха у мужчин, каким пользовалась в свое время Аманда. И о котором мать не устает вспоминать и напоминать. Хотя как смешны, как нелепы ее потуги на былые приемы, которые она сегодня пытается «реализовать посредством дочери». Веронике Киселевой на редкость точно и внятно удалось передать все подспудные мотивы, которыми руководствуется ее героиня (тут и оголтелая любовь к детям, и соперничество с ними, и желание «быть мудрой», когда так и хочется сорваться на скандал). Порой она балансировала на грани: кажется, вот-вот и перехлестнет эмоции в обыкновенную бабью стервозность или в авторитарность жесткой матери, которая, как наседка, ничего знать не хочет о духовном мире своих детей, лишь бы дом был «полной чашечкой», лишь бы был обеспечен на будущее надежный кусок хлеба. Или в комедийное пародирование угасающей красотки… Но нет! Грань между всеми этими ипостасями своей героини актриса соблюдала с ювелирной точностью.

«Иногда я удивляюсь, как умеет эта молодая еще девушка так проникать в «тайны характеров», — говорит Наталья Прокопова, директор института театра КемГУКИ. — Смотришь на ее сценические работы и думаешь: ей ведь еще рано ТАК все понимать… Но это – продолжение ее личности. Вероника – очень чуткий, тонкий, очень хороший человек. И даже в ситуации «между двух огней» она умеет понять и не обидеть никого. Причем идет это не от дипломатизма. А от глубочайшей внутренней порядочности и от умения вжиться, вчуствоваться в логику другого человека».

Оставаясь актрисой, Вероника продолжает и преподавать в КемГУКИ. Странное сочетание? Однако она страшно благодарна судьбе за такую возможность:

— Это позволяет не расслабляться, не забывать, что в учебниках по актерскому мастерству написано… Помогает «вечно свежими глазами» смотреть на свою профессию.

…Готовясь к встрече с Вероникой Киселевой, я, разумеется, планировала расспросить про любимые роли. Была уверена: начнет говорить о своей Наде в спектакле «Я боюсь любви», о Лиззи в «Продавце дождя»… А она заговорила… о Гусыне в «Путешествии Нильса с дикими гусями».

— Очень люблю этот спектакль! Он так легко, азартно у нас рождался. Понятно, почему. Одно дело, когда ты – Офелия (на тебя при этом так много возлагается!), и другое – когда всего-навсего какая-то гусыня. Животное. Можно баловаться, как хочешь. И еще я впервые на этом спектакле почувствовала, что значит завести, заразить эмоциями детскую аудиторию.

Резкий, выразительный профиль, узкое лицо, подвижная пластика (видимо, в этом, последнем, сказывается то обстоятельство, что Вероника в юности серьезно занималась спортом – она кандидат в мастера по скалолазанию, неоднократный победитель престижных состязаний). Но когда встречаешь ее в бытовой жизни, вне сцены, каждый раз удивляешься: неужели она? Акварельное лицо, нежная, прозрачная кожа – и вовсе никакой острогротесковой характерности, столь бьющей в глаза на сцене.

Наверное, это и называется «актерским темпераментом»: она умеет включать свою «энергетичность», как электрорубильник, когда надо.

Кстати, про ее роль в спектакле «Я боюсь любви» мы тоже немало говорили. Вероника печалилась: «Не могу пока там нужную интонацию найти, ту самую характерность, чтобы она не гротесковая была, но в то же время образная. Часто ощущаю, что я монологи не от имени своей героини произношу, а от своего собственного, от Вероники Киселевой. А это неправильно».

— Ну, раз уж мы с вами об этом заговорили, не могу удержаться от личных вопросов. А у вас с любовью как дела обстоят?

— Никак. То есть я не одна, но – не замужем. Детей нет. Хотя, понимаю, что пора бы уже… Сейчас думаю иногда: надо было в 18 лет замуж-то выскочить…

— Вот-вот! Я всем это советую: рожать надо, не приходя в сознание, пока молодая-глупая. Таким образом получится, что ко времени «поумнения» у тебя уже и диплом на руках, и дите ножками бегает…

— Ну да. Наверное, это правильно. Но мне же в 18 лет другого хотелось! Мне же надо было в Санкт-Петербург! Я мечтала о карьере. Мы свой театр делали. Мы так учились, что ночевать в университете готовы были: нас охранник в 11 вечера с трудом из корпуса выпроваживал…

Собственно, по-другому она, наверное, жить и работать и не умеет…

СПЕЦИАЛЬНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

Два пригласительных для мэра
Делаете регулярно чекины, становитесь мэром. Пишете в соцсети директору театра Григорию Забавину о Вашем титуле мэра. И пригласительные Ваши.

Акции для зрителей
Список из восьми. ВНИМАНИЕ! Скидки на билеты - только в кассе театра

Два пригласительных просто за отзывы
Это хорошо когда есть отзывы на спектакли