Две премьеры

В Кемеровском театре для детей и молодежи состоялась премьера спектакля «Продавец дождя». Пьеса Ричарда Нэша, положенная в основу спектакля, – классика американской драматургии. Написанная в 1954 году, она выдержала кучу постановок (в том числе и в виде бродвейского мюзикла), экранизации, успешно переведена на 40 языков…

Впрочем, режиссер спектакля Ирина Латынникова осталась верна себе: какую бы литературную основу для постановок она ни брала (соцреалистические ли романы, русскую классику или новую драму) – спектакль всегда получается о семейных отношениях. О тонкой (и не без мелодраматизма!) связи между любовью и ответственностью, зависимостью и свободой, воспитанием и насилием.

На сцене – задник, прикрытый фанерными жалюзи, пол, едва ли не сплошь застланный ковром из натуральной пакли, грубая деревянная мебель, допотопный рукомойник. Семейство Керри – папаша с тремя выросшими детьми – небогатые фермеры из американской провинции. Главная забота отца – дочь Лиззи (Ольга Червова). Серьезной и милой девушке давно пора замуж, но женихов нет. И оттого, по разумению папаши и братьев, нет счастья в ее (а значит, и в их) жизни. Впрочем, старший сын Керри, Ной (Евгений Белый), убежден, что «стоит смотреть правде в глаза». Лиз некрасива, не умеет кокетничать, а значит, обречена на жизнь старой девы. И не надо делать из этого трагедию, уверяет он не столько окружающих, сколько самого себя. В конце концов, и без любовного счастья люди в этой жизни прекрасно обходятся. Протестантская мораль самого Ноя давно уже сделала его ярым поборником одной, главной линии поведения: исполняй свой долг и гордись этим. Именно эту линию поведения он старается навязать остальным. Совсем по-иному строит свою жизнь младший брат, Джим (Михаил Туник). Его еще по-щенячьи радостное мироощущение подпитывается и первыми любовными успехами, и юным глуповатым оптимизмом, и легким характером, благодаря которому он мгновенно забывает все неприятности и обиды. Оба брата, как и отец (Денис Казанцев), очень любят единственную женщину своего дома, каждый по-своему желает ей счастья и старается сделать все возможное для его осуществления. Иногда это выходит по-мужски неуклюже, иногда – жестоко, иногда – просто комично, но всегда – искренне и трогательно. Только безрезультатно. Собственно, вот эти психологические переливы, эти столкновения позиций, эти назревающие семейные скандалы, рассасывающиеся как тучки от непролившегося дождя – самое интересное, что есть в спектакле.

картинка для статьи

Надо сказать, что актерские дуэты и трио (Туник-Белый, Казанцев-Червова, Казанцев-Туник-Белый) плетут узоры психологических отношений достаточно искусно и выразительно. За ними любопытно наблюдать. Здесь есть характеры, есть живые образы, есть то неуловимое, что принято называть «правдой жизни». (Я восхитилась, например, тем, как произошла трансформация дурнушки Лиззи во вполне привлекательную женщину: не с помощью каких-то внешних ухищрений, а исключительно благодаря психологическому состоянию актрисы).

К сожалению, в пьесе есть еще главная интрига – воплощение главной американской мечты, которую можно выразить парадоксальным девизом: верь, что ты все можешь, – и ты действительно сможешь все. Носитель этой идеи – проходимец Старбак (Федор Бодянский), тот самый «продавец дождя». Он уверяет милое семейство, что способен управлять погодой: стоит ему «поработать» – и засуха, изнуряющая всю округу, сменится дождем. Папаша Керри, хотя и понимает вслед за своими старшими детьми, что все это сплошное надувательство, готов сыграть в эту игру. Зачем? А просто для того, чтобы в пыльной и скучной их жизни, где давно уже ничего не происходит, случилось хоть какое-то событие. И надо сказать, мудрость старого фермера не подводит. У Лиззи начинается головокружительный роман сразу с двумя поклонниками, в дом то и дело наведываются полицейские, Джим взрослеет и выходит из-под влияния брата, да и дождь в конце концов случается. Кстати, выразительная (хотя и весьма статичная) сценография спектакля (художник Светлана Нестерова) – удушливо-солнечная, пыльно-соломенная, неподвижно-деревянная – в финале обыгрывается ярким приемом: на поклон артисты выходят, облитые водой.

Все это было бы вполне жизнеутверждающе и мило, если спектакль сделать короче, динамичнее и живее.

И еще: если бы режиссеру удалось преодолеть противоречие между главной идеей пьесы Нэша и нашим сегодняшним восприятием действительности. Испытанный прием бродвейской драматургии: взять скучную жизнь обывателей, погрязших в плену здравого смысла, и показать, как выводит ее «к звездам» некий чудак-мошенник, над которым поначалу все потешаются. Наверное, изживая последствия «великой депрессии», американцы этим приемом и спаслись. Наверное, на безудержной вере в себя, подпитываемой разнообразными психоаналитиками и психотерапевтами, нация и поднялась. Но приемлем ли для нас этот путь? Глядя на Старбака и невольно вспоминая своих чудодеев, от Кашпировского до Мавроди, так результативно прочистивших наши мозги и карманы, оптимизму, заложенному в пьесе, веришь с трудом.

Увы, преодолеть этот скепсис спектакль до конца не способен.

Штраус О. Продавец иллюзий // Кузбасс. – 2011. – 19 марта

СПЕЦИАЛЬНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

Два пригласительных для мэра
Делаете регулярно чекины, становитесь мэром. Пишете в соцсети директору театра Григорию Забавину о Вашем титуле мэра. И пригласительные Ваши.

Акции для зрителей
Список из восьми. ВНИМАНИЕ! Скидки на билеты - только в кассе театра

Два пригласительных просто за отзывы
Это хорошо когда есть отзывы на спектакли