Про змею Скарапею и талант режиссера

Штраус О. Про змею Скарапею и талант режиссера // Кузбасс. – 2011.

– 29 декабря Кемеровский театр для детей и молодежи в качестве «новогодней сказки» предложил зрителям постановку Ирины Латынниковой по известной «скоморошине» Бориса Шергина «Волшебное кольцо».

Есть в театрах такая негласная, но – увы! — работающая закономерность: к рождественским праздникам обновлять репертуар какой-нибудь «зимней сказкой», которую истошно демонстрируют во время детских каникул как некое обязательное, но не слишком любимое в театрах блюдо «праздничного меню». Зачастую эти наспех сваянные сказки идут всего лишь как необходимый гарнир для елочных представлений и умирают вместе с окончанием «новогодней страды».

Совсем иной подход к рождественским постановкам царит в Кемеровском молодежном! Похоже, режиссер Ирина Латынникова заключила пари сама с собой: сможет ли она каждую новую новогоднюю сказку делать еще интереснее, еще совершеннее, еще аппетитнее, чем любой другой спектакль? И, надо сказать, пока ей это удается. (Во всяком случае, именно позапрошлое новогоднее «Путешествие Нильса с дикими гусями» стало номинантом престижного национального фестиваля «Арлекин»).

А нынешняя премьера – «Волшебное кольцо» — это, без преувеличения, лучший спектакль театра за несколько последних лет!
В основу его положена сказка Бориса Шергина, всем хорошо известная по талантливому мультфильму. Ну, та самая, где Ванька-простак выменивает на копеечки сначала пса, потом «котейку», потом змею Скарапею, которая и одаривает его волшебным кольцом, исполняющим желания…
Трудно ставить спектакль по волшебному сюжету, всем хорошо известному. Еще труднее (но и заманчивее!) воплотить на сцене самое главное, что пленяет нас в текстах знаменитого сказителя Бориса Шергина – вкусную, сочную плоть народной поморской речи. Архангелогородские прибаутки и частушки, поговорки и присловья, а главное, особая манера говорения – вот что составляет самую лакомую часть сказов и сказок Шергина. «Волшебное кольцо» в данном случае – не исключение (недаром же в нашу жизнь уже как идиомы вошли и «пинжак с карманАми», и путешествия «до городу Парижу»…).

Ирина Латынникова ни в коем случае не повторяет находки мультфильма. Скорее, наоборот, старательно от них дистанцируется. Но можно только поразиться, сколь сочным, точным и адекватным (я бы сказала, равновеликим Шергину) получилось его сценическое воплощение! При этом обаяние выразительной фольклорной речи авторам спектакля удалось передать не столько репликами персонажей, сколько самим строем спектакля, его приплясывающим ритмом, его безупречно стильной сценографией.

Художник Светлана Нестерова оформила сцену в светлых тонах. Тут — и свежеструганое некрашеное дерево, и резьба, и полотняные, льняные с прошвами занавески… Такого же цвета и одежды героев, и даже Царь с царевной Раисой носят короны, сплетенные из лыка. А вместо лаптей у них – валеные чуни, вышитые пеньковой веревкой. И вся эта резная фольклорная с подлинной любовью созданная красота не просто заставляет внимательно всматриваться в нее – так и кажется, что герои на сцене, как народные деревянные игрушки, начнут сейчас оживать наподобие медведя-кузнеца или курочек на дощечке, клюющих зернышки…

Собственно, так и происходит. И актеры сразу берут зрителя в плен с тем удовольствием, с которым окают, имитируя северный говорок, исполняют поморские частушки или просто перекликаются, воссоздавая быт деревни, где «за песни-тО денег не дОют»… 
Замечательные персонажи Пес и Котейка получились у Максима Голубцова и Светланы Лопиной. Собственно, это – меховые обрывки, куски каких-то шкур, которые сначала все принимают то за «вОрОтник», то за «шубейку». И когда на наших глазах актеры восклицают: «А вот и не воротник! Вот уже и Котейка» и принимаются играть с этим фрагментом меха, на глазах оживляя его, наделяя характером – зал просто заходится от восторга. Так вкусно, живо, изобретательно у них это получается. 
Нельзя не отметить чрезвычайно аппетитную и очень натуральную Ольгу Червову в роли матери Ваньки. Эксцентричную, но по-своему убедительную Наталью Ущеко в роли Раисы. Да и молодой Сергей Синицын, частенько отделывающийся туповатым мычанием вместо реплик, очень характерен и узнаваем в роли Ванюшки-простака. 

Непростая задача выпала Денису Казанцеву, который должен был сыграть сразу несколько партий: и хитрована-мужика, который обманным путем выцыганивает у Ваньки последние копеечки, и «деревенскую массовку», и Царя, который выдает замуж свою капризную дочь Раису… Надо отметить, артист справляется со своими задачами блестяще. Все персонажи у него – разные, но равно естественные, уютно, остроумно и комфортно существующие в любых перипетиях сюжета. А словечки типа: она – «дО гОрОду Парижу, а он – дО тюрьмы-каземату» или «а этО, мамаша, Оптический Обман зрения» просто хочется цитировать. 

Стильное театральное зрелище, способное передать не только букву, но самый дух прелестного русского фольклора, – нечастое явление на наших театральных подмостках. Особенно – если речь идет о детском спектакле «под елочку». Тем слаще очарование увиденного. И больше надежд, что новый спектакль надолго останется в репертуаре театра. Честное слово, взрослые зрители способны получить тут не меньше удовольствия, чем малыши.

картинка для статьи
СПЕЦИАЛЬНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

Два пригласительных для мэра
Делаете регулярно чекины, становитесь мэром. Пишете в соцсети директору театра Григорию Забавину о Вашем титуле мэра. И пригласительные Ваши.

Акции для зрителей
Список из восьми. ВНИМАНИЕ! Скидки на билеты - только в кассе театра

Два пригласительных просто за отзывы
Это хорошо когда есть отзывы на спектакли