Утюги как средство прощения

Штраус О. Утюги как средство прощения // Кузбасс. – 2013.

– 15 апреля В Кемеровском театре для детей и молодежи состоялась премьера спектакля «Утюги». Режиссер Ирина Латынникова воплотила на сцене пьесу Анны Яблонской; художник-постановщик Светлана Нестерова.


Казалось бы, у этого спектакля есть все основания стать хитом театра. Во-первых, выбранный материал. Точнее, сама фигура автора пьесы. Анна Яблонская, драматург из Одессы, молодая и талантливая, погибла во время теракта в аэропорту «Домодедово», когда ехала получать приз за своих «Язычников», признанных лучшей пьесой года.


«Утюги» — пьеса менее раскрученная, но не менее интересная. В центре внимания – небогатая провинциальная семья. Она проживает на маленьком безымянном острове, добраться до которого можно только в некоторые дни недели, специальным катером. Но морские мотивы на самом деле не особенно важны. Таким же «необитаемым островом» можно считать любую глухую провинцию России – хоть вблизи моря, хоть затерянную на необозримых пространствах Сибири… Затурканная бытом мать, трудно поднимающая двоих сыновей: старшего Сашу и младшего Колю. Погибший в шторм отец, отсутствие нормальной работы, вечно пьяный дядя Ваня, на которого Саша таит непреходящую обиду: тот мог попытаться спасти брата, но не стал рисковать людьми, снаряжая спасательную лодку во время рокового шторма… Словом, бедность и тоска унылого быта наполняют здешнюю жизнь удушливой, как у Чехова, атмосферой. Вспомнить чеховские мотивы заставляет и особый юмор пьесы. Саша увлечен необычным хобби: он коллекционирует старинные утюги и флаги исчезнувших с карты мира государств. В его собрании есть флаги Чехословакии и Тибета, Бирмы и ГДР, и, конечно, же, СССР… Каждый день он проглаживает какойнибудь флаг одним из своих коллекционных утюгов и поднимает его над домом. В память об ушедшей истории и реальной географии. Впрочем, окружающим он объясняет свои странные прихоти иначе: дескать, пытается «натаскать брата по учебе». После семейной трагедии у того явно повредилось здоровье: невроз, заикание…


Все меняется, когда на остров приезжает чудаковатый профессор-англичанин, тоже собирающий утюги. Они с Сашей познакомились в интернете, и теперь чуже-странец жаждет пополнить свою коллекцию новым экземпляром. У него молодая жена, между прочим, русская. Столкновение разных менталитетов усугубляется возникающим между ней и Сашей чувством. Чувством нелепым, ненужным… Словом, как справедливо заметила постановщик Ирина Латынникова, «здесь много лиричности и комичности, много искреннего и сложного…» Каким же в итоге получился новый спектакль? К сожалению, отнюдь не таким проникновенным, как можно было бы ожидать. Странное чувство не покидает зрителя, хорошо знакомого с репертуаром театра: кажется, ты смотришь третью серию триптиха, начатого театром в спектакле «Я боюсь любви» и продолженного в «Long distance, или Славянском акценте». В них — разные авторы пьес, разное время, разные герои, а спектакли (по атмосфере, по мысли, по режиссерскому высказыванию) удивительно похожи. Хорошо это или плохо? Не знаю… С одной стороны – хорошо, потому что явствует: у театра есть своя магистральная тема, свой почерк, свой стиль. А с другой… Ощущение когда-то уже выслушанного высказывания навевает не просто дежавю — обыкновенную скуку. Скучно смотреть на чудачества Саши (Федор Бодянский), скучно наблюдать за суетливыми приготовлениями к обеду-ужину хлопотуньи-Мамы (Ольга Червова), скучно вникать в пьяные эскапады дяди Вани (Сергей Сергеев). И это тем более обидно, что все перечисленные актеры – из числа любимых. Они умеют тонко передавать самые нежные чувства, умеют быть и смешными, и трогательными, и очень живыми. На мой взгляд, далеко не всегда справляется с комическими сценами Григорий Забавин в роли англичанина. Он усердно смешит зал, и публика даже как будто откликается благодарными улыбками, но на самом деле это отнюдь не тот юмор, который рождается словно сам по себе, от неожиданной реплики, парадоксальной реакции, точно подмеченного штриха и радует живой непредсказуемостью. Здесь потуги «быть посмешнее» скорее утомляют. Вроде все правильно делают герои: убедителен юный Коля (Антон Родионов), как всегда, чуточку стервозна и загадочна Ольга Редько (в роли Марии, жены англичанина). Но все вместе не срастается в захватывающую историю «про нас, сегодняшних». А ведь именно в этом и состоит главная прелесть театра. И уж точно — главная прелесть этой, наверное, самой «чеховской» пьесы Анны Яблонской. Похоже, режиссер Ирина Латынникова, увлекшись многослойностью рассказанной в пьесе истории, просто время от времени теряет нить: о чем это все? Ближе к финалу понимаешь: нам рассказали историю об умении прощать. Но красиво придуманный финал как-то не слишком доказательно вытекает из длительного, а временами просто нудноватого подступа к нему. В спектакле есть замечательные находки. Например, очень хорошо сыграна сцена любовного объяснения героев. К тому же она необыкновенно красива по художественному и световому решению, очень точна по интонации актеров (Редько-Бодянский). Интересна сценография: спектакль идет в выгородке, устроенной на большой сцене, так что море и шаткие мостки – дальний план, а перед нами — настоящий песок, по которому, спотыкаясь, бродят герои. До слез трогает мизансцена, в которой персонажи флажковой азбукой пытаются докричаться друг до друга, добиться, чтобы было услышано главное: прости меня. (Правда, без ответа при этом остается главный вопрос: а в чем каждый из них кается-то? Зрителю это не очевидно). Крайне выразительно выглядит коллекция старинных утюгов: помимо бутафорских, здесь полно подлинных, старинных. Театр, бросив клич своим зрителям, собрал несколько десятков настоящих раритетных экземпляров. И тем не менее эти крупицы радости не искупают общей вялости действа. Спектакль, рассчитанный на живое чувство, приходится смотреть как некую алгебраическую задачу: ага, мне показывают вот это – следовательно, я должен испытать такие-то эмоции, а вследствие этого – вот такие. Но не в расчете на интеллектуальный театр писала свои «Утюги» Анна Яблонская! А театра переживаний почему-то не получилось…

СПЕЦИАЛЬНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

Два пригласительных для мэра
Делаете регулярно чекины, становитесь мэром. Пишете в соцсети директору театра Григорию Забавину о Вашем титуле мэра. И пригласительные Ваши.

Акции для зрителей
Список из восьми. ВНИМАНИЕ! Скидки на билеты - только в кассе театра

Два пригласительных просто за отзывы
Это хорошо когда есть отзывы на спектакли